0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое бэмс двигатель

ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ Клемма (Схемы и пояснения)

ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ Клемма, работающий на синтезе центробежной силы, давления и кавитации (Схемы и пояснения)

Гениальный Двигатель Клемма, не требующий топлива и работающий «сам по себе». Представляет из себя комбинированное взаимодействие кавитации, силы центробежного давления и давления вырабатываемого тепла на рабочее тело. Апробирован на деле. Есть схемы и инструкции.

А для начала предлагаю ознакомиться с коротким видеороликом, который дает понимание того, ПОЧЕМУ подобные разработки (коих уже превеликое множество!) так и не нашли своего применения в нашей повседневной жизни:

Ричард Клемм работал в области тяжелого машиностроения в городе Даллас. Он работал с оборудованием, распыляющим и закачивающим жидкий асфальт. Клемм заметил, что асфальтовый насос продолжает работать еще некоторое время (до 30 минут) после того, как питание было отключено. Это открытие и привело к разработке мотора. В результате сделанных преобразований реальная выходная мощность мотора, вес которого составлял 200 фунтов, достигла 350 лошадиных сил. По свидетельствам очевидцев, Клемм часто ездил на своей машине, в которую был встроен такой двигатель, по центральной автомагистрали Далласа. Он заявлял, что машина не требует топлива, необходимо только менять масло каждые 150000 миль.

Мотор имеет только одну движущуюся часть: конический ротор, вертикально расположенный на полом вале. В конусе вырезаны спиралевидные желобки, проходящие вокруг него по всей длине, и питающие периферийные сопла, которые расположены на основании конуса. Жидкость проходит через спиралевидные желобки, выпрыскивается из сопел и заставляет конус вращаться. Достигнув определенной скорости, конус становится независимым от стартерного насоса и начинает работать самостоятельно. При рабочей скорости от 1800 до 2300 оборотов в минуту жидкость нагревается до 300 F, возникает необходимость в теплообменнике. Вследствие этого использовалось растительное масло, так как при температуре 300 F вода закипает, а обычное машинное масло разрушается.

Единственным дополнительным источником питания была 12+вольтная батарея. Клемм никогда не подавал заявку на патент, так как конструкция его мотора была разработана на основе ранее запатентованной конструкции асфальтового насоса. Пятнадцать фирм отклонило его изобретение, прежде чем большая угольная компания предложила ему финансовую поддержку и подписала контракты на продажу мотора. Вскоре после того как документы были подписаны, Ричард Клемм умер от сердечного приступа.

Конструкция двигателя Клема

Внутри двигателя находится конус, закрепленный на горизонтальной оси. Вал, на котором укреплен конус, пустой внутри и переходит в спиральные полые каналы внутри конуса. Они обвивают конус и заканчиваются у его основания соплами (форсунками).

Жидкость подается в центральную ось под давлением 300-500 фунтов на квадратный дюйм, проходит по спиральным каналам и выпрыскивается через форсунки, что заставляет конус вращаться. чем больше давление жидкости, тем быстрее вращается конус.

При дальнейшем увеличении скорости жидкость нагревается, что требует наличия теплообменника и фильтра. при некоторой скорости конус начинает самостоятельное вращение, независимое от двигателя. Скорость вращения вала достигает 1800-2300 оборотов в минуту.

Что случилась с изобретением Клема?

Как только у изобретателя случился сердечный приступ и его документы были изъяты, его сын отвез один действующий двигатель на ферму неподалеку от далласа. Там он залил его бетоном на глубине 10 футов, и двигатель продолжал работать на этой глубине в течение нескольких дней.

Мотор был проверен корпорацией bendix. Тест заключался в присоединении двигателя к динамометру для измерения мощности на валу. Измерения показали, что двигатель устойчиво производил 350 лошадиных сил в течение 9 дней, что поразило инженеров фирмы bendix. Они пришли к выводу, что источник, который может вырабатывать столько энергии в закрытой системе в течение столь длительного времени, может быть только ядерным.

Конструкция двигателя не содержит нетрадиционных деталей, за исключением конуса со спиральными каналами и пустотелого вала.

Пример реализации двигателя Клемма

Мотор (красный прямоугольник) вращает «вертушку» Сегнера, в центре которого есть колено, опущенное в жидкость. Благодаря принудительному вращению вода снизу поднимается в «вертушку», а затем центробежными силами перемещается к соплам на дистальных концах трубочек и выбрасывается «назад», «подталкивая» таким образом вращение «вертушки». Это модель как двигателя Клемма, так и двигателя Шаубергера, хотя у Шаубергера и есть дополнительные заморочки.

И сразу вопрос, как в такой системе можно получить энергии больше, чем придется затратить на раскрутку колеса Сегнера? Итак, мы раскручиваем нашу «вертушку». Чтобы раскрутить такой маховик, надо затратить определенное количество энергии E=(I*w^2)/2, где I – момент инерции «вертушки», w – частота вращения (об/с). Эта формула хорошо известна. Но после раскрутки до заданной частоты затраты на вращение необходимы только для преодоления трения. А это уже значительно меньше первоначальных затрат. Итак, наша «вертушка» крутится…

Рассмотрим теперь энергетический баланс единичного объема жидкости V при перемещении его по замкнутому циклу ABCD во время вращения «вертушки». Ясно, что на участках AB и СD действует сила тяжести. Вверх – затраты, вниз – их возврат. В итоге в сумме ноль. При движении объема жидкости по отрезку DA нет перепада давления, да и скорость движения практически нулевая, так как всякий градиент давлений выравнивается силой тяжести, работает Природа. Работа на этом участке тоже равна нулю.

А вот на участке BC за счет вращения создается перепад давления, если в центре «вертушки» давление примем равным нулю, то на периферии давление уже равно P, которое прямо пропорционально квадрату радиуса «вертушки». А, как известно произведение V*P – это работа центробежной силы над элементарным объемом воды. Значит на этом участке «вертушка» пополняется энергией просто потому, что у нее такая конструкция, и она вращается. И на каждом обороте энергии становится всё больше и больше. А так как мотор наш после раскрутки «вертушки» тратит энергию только на преодоление трения, то такая порция энергии приведет к увеличению скорости вращения «вертушки», либо можно снизить мощность мотора при сохранении частоты вращения, либо увеличить нагрузку, что будет равноценно увеличению трения.

Для любителей слушать, а не читать есть видео-обзор статьи:

ВНИМАНИЕ: с другими материалами на тему достижений и ТАЙН науки и технологий, скрываемые официальной наукой, см. ЗДЕСЬ — Нау-Тех — http://midgard-edem.org/?cat=31 (Наука и Технологии Нового Мира — Все самое интересное. Площадка для контактов авторов идей и потенциальных Инвесторов/Производителей)

ТАКЖЕ ОБРАЩАЕМ ВНИМАНИЕ: Кому интересны тайны реальной истории, цивилизации, планеты, артефактов археологии и т.д. + секретов мира сегодняшнего — вы можете ознакомиться ЗДЕСЬСЕЗАМhttp://midgard-edem.org/?cat=17 (Все Тайны, Секреты, Загадки и Чудеса Мира, Планеты, Вселенной. Все, что от нас скрывали!)

(Материалы по теме на старом сайте см. ЗДЕСЬ : СЕЗАМ – Все тайны Мира)

(Материалы по данной теме на старом сайте см. ЗДЕСЬ Нау-Тех ФОРУМ )

Вечный двигатель EmDrive: бесконечное путешествие сквозь космос

Первую статью можно прочесть здесь.

В научном журнале Американского института аэронавтики и космонавтики вышла статья, посвященная странному и спорному устройству — двигателю EmDrive. По мнению ряда физиков, эта конструкция в принципе не может работать. Это нарушало бы фундаментальный закон природы, сохранение импульса. Другие пытаются найти разумное объяснение того, почему EmDrive все-таки работает, или хотя бы надежные доказательства его работоспособности. Их привлекает зыбкая, но грандиозная цель — двигатель, способный превращать электричество в тягу без топлива или реактивной струи. Или же — окончательное закрытие многолетнего спора.

Научная публикация может стать важным шагом в истории «невозможного» двигателя. Несмотря на наличие десятков экспериментальных проверок, их результаты не были опубликованы в рецензируемых журналах. Этому мешает отсутствие теоретических основ, объясняющих работу EmDrive. К тому же многие эксперименты нельзя назвать «чистыми» — есть множество факторов, которые могут создать видимость работы двигателя. О них мы еще поговорим, а начнем с других вопросов.

Что это такое?

Это гипотетический двигатель, предложенный британским изобретателем Роджером Шойером. Питаясь электричеством, он (по утверждению Шойера и его не слишком многочисленных сторонников) создает слабую тягу без использования рабочего тела. На этот странный факт указывают и некоторые другие эксперименты. Однако вопиющее нарушение закона сохранения импульса заставляет с особой тщательностью подходить к таким заявлениям — и многие эксперты указывают на ошибки в постановке опытов, которые могли создать иллюзию слабой, но существующей тяги.

Читать еще:  Шум при холодном двигателе лансер

Устроен чудо-двигатель просто, собрать его может любой энтузиаст, осиливший управление паяльником. Он состоит из двух основных деталей: магнетрона и резонатора. Магнетрон — это вакуумная трубка, используемая для генерации излучения в обычной микроволновке. Она состоит из полого цилиндра-анода и центрального волоска-катода. Под действием напряжения с катода вылетают электроны и начинают двигаться по сложным траекториям внутри цилиндра, испуская микроволны. По волноводу они передаются от магнетрона в резонатор, похожий на медное ведро, закрытое крышкой. Как утверждает изобретатель двигателя Роджер Шойер, тут-то и начинается самое интересное.

По словам Шойера, главная фишка EmDrive — это форма резонатора. Изобретатель предполагает, что из-за разницы в диаметре передней и задней стенок (как у дна ведра и его крышки) на них действуют разные по величине силы, вызванные стоячей электромагнитной волной в резонаторе. Их равнодействующая и толкает двигатель вперед, создавая тягу, которая направлена в сторону «дна». Впоследствии, после нескольких спорящих с этой идеей сообщений, Шойер уточнил, что реальный механизм несколько сложнее и может быть связан с проявлением эффектов специальной теории относительности (СТО).

Что с ним не так?

В самом деле, если взглянуть на первое объяснение механизма работы двигателя, то окажется, что оно напоминает историю барона Мюнхгаузена, вытащившего себя и коня из болота за волосы. EmDrive — замкнутая система, которая ничего не выбрасывает в окружающее пространство. Такой объект не может увеличивать свой импульс без внешних воздействий, как и Мюнхгаузен не мог увеличить свой, как бы сильно он ни тянул. Сторонники двигателя парируют эти аргументы тем, что можно допустить отталкивание резонатора от вакуумного состояния или же привлечь к объяснению СТО. Однако физики неоднократно отмечали грубость таких оценок или отсутствие в них физического смысла.

Но все-таки суть заявлений Шойера состояла не столько в теоретических описаниях, сколько в том, что он якобы зафиксировал реальную тягу от двигателя. На своем сайте исследователь указывает величину тяги примерно в 200−230 мН/кВт — больше, чем у ионных двигателей, которые толкают космические аппараты, выбрасывая ускоренные в электрическом поле заряженные частицы.

Решив, что объяснять эту тягу — дело теоретиков, несколько групп экспериментаторов проверили EmDrive в своих лабораториях. Такую работу проделали исследователи из китайского Северо-Западного политехнического университета и Технического университета Дрездена. Недавно к ним присоединились и авторы статьи, вышедшей в Journal of Propulsion and Power, исследователи из подразделения NASA Eagleworks, которые традиционно занимаются наиболее спорными и «футуристическими» проектами агентства.

Есть, но маленькая?

Первые тесты дали вроде бы обнадеживающие результаты: на включенное устройство действовала некая сила. Однако ее значение оказалось намного меньше, чем предсказанная Шойером величина, причем чем аккуратнее был поставлен эксперимент, тем меньшая регистрировалась тяга. Но ведь дело в принципе: откуда она может вообще браться? Если не рассматривать путаных объяснений Шойера, то можно выделить несколько побочных процессов, которые теоретически могут обеспечить тягу. Это могут быть потоки воздуха, связанные с нагревом двигателя, или тепловое расширение самой экспериментальной установки. Слабую силу способно создавать отталкивание от зарядов, «оседающих» на стенах тестовой камеры, или взаимодействие EmDrive с магнитными полями проводов, или давление излучения, покидающего резонатор.

С потоками воздуха бороться проще всего — достаточно проводить испытания в вакууме. Такие тесты были проделаны учеными из Дрездена, которые обнаружили тягу на уровне всего 0,02−0,03 мН/кВт — на пределе погрешности измерений. Кроме того, физики отметили, что использовали резонатор (то самое медное «ведро») с невысокой добротностью. Излучение быстро покидало его, увеличивая шансы на вклад других побочных процессов. Сотрудники NASA Eagleworks получили немного бóльшие цифры — 1,2±0,1 мН/кВт. При этом они утверждают, что отследили все возможные источники побочных процессов.

Это много или мало?

Строго говоря, миллиньютон (мН) — это меньше, чем вес одной песчинки сахара. Но если говорить о реактивном полете в космосе, то даже тяга 1 мН, непрерывно действуя на протяжении нескольких лет, позволяет разогнать 100-килограммовый аппарат до приличных скоростей.

Можно подсчитать, что за десять лет такой зонд разгонится на 3 км/с и (с учетом стартовой второй космической скорости) преодолеет порядка 3,5 млрд км. Но если мы оценим тягу на уровне, который обещает Шойер (200 мН/кВт), то получим ускорение уже до 600 км/с и дистанцию в 660 астрономических единиц — расстояний от Солнца до Земли.

Так — слабо, но очень долго и экономно расходуя рабочее тело — действуют ионные и фотонные двигатели. Первые «выстреливают» в пространство заряженными ионами, разогнанными до десятков километров в секунду. Их тяга может достигать 60 мН/кВт, однако они требуют использовать рабочее тело — обычно запас инертного газа. К примеру, аппарат Dawn, который недавно завершил основную миссию по исследованию Цереры, был вынужден взять на борт 425 кг ксенона.

Фотонные двигатели обладают несравненно меньшей тягой, порядка нескольких микроньютонов на киловатт мощности лазерного излучения. Источником тяги в них выступает импульс фотонов, вылетающих в космическое пространство. Зато фотонные двигатели не требуют брать с собой ни топлива, ни рабочего тела.

Нельзя забывать о пассивных двигателях, не требующих ни электроэнергии, ни топлива для своей работы, — о солнечных парусах. Тяга, которую они развивают, определяется площадью паруса и расстоянием до Солнца. Около Земли 1 м² отражающего материала будет развивать тягу в 0,1 мН. Суммарная тяга японского экспериментального аппарата IKAROS с парусом в 200 м² достигала как раз 2 мН. Для понимания масштаба добавим, что тяга двигателей сверхтяжелой ракеты Saturn V, отправлявшей астронавтов на Луну, составляла 34 000 000 Н.

Может, они ошибаются?

Публикация работы в рецензируемом научном журнале означает, что статья прошла проверку несколькими независимыми экспертами в соответствующей области. Эта процедура поддерживает достаточно высокий уровень статей, но даже она не позволяет избежать ошибок.

Можно вспомнить, как в 2014 году международная коллаборация BICEP опубликовала результаты своих многолетних исследований в одном из самых престижных научных журналов Physical Review Letters. Ученые утверждали, что обнаружили следы гравитационных волн при изучении реликтового излучения. Однако эта трактовка была неверной, и сенсационные результаты оказались влиянием галактической пыли.

Журнал, в котором команда Eagleworks опубликовала свою работу, может похвастаться в семь раз меньшим индексом цитирования, чем Physical Review Letters. Поэтому существует даже мнение о том, что процедура рецензирования в нем не столь строга и могла пропустить работу, несмотря на огрехи. Стоит отметить, что и само подразделение NASA Eagleworks — совсем небольшая лаборатория с финансированием на уровне $50 000 в год. Этого с трудом может хватить на выполнение высокоточного исследования и покупку нужного оборудования.

Работает — и ладно?

Если б стопроцентные доказательства работоспособности EmDrive существовали, они потребовали бы серьезной работы теоретиков. Но пока отсутствие объяснения — незыблемая скала, о которую разбиваются все доводы слишком больших энтузиастов «невозможного двигателя». Оно даже стало аргументом для отказа в публикации ранних статей в серьезных научных журналах.

Люди попроще любят замечать, что «работает и ладно, не обязательно же знать как». Однако такой подход может привести к неожиданным проблемам в долгосрочных космических миссиях. Например, если работа двигателя связана с магнитным полем, то он может непредсказуемо повести себя среди магнитных полей открытого космоса. Никому не нужно, чтоб аппарат потерял свой единственный источник тяги где-нибудь на полпути к Марсу или далеким объектам пояса Койпера. Так что к классическому требованию предъявить надежные доказательства обязательно должно прилагаться и требование объяснить все происходящее в двигателе — но пока создатели EmDrive не могут показать ни того, ни другого.

Интересно проследить, зачем профессиональные ученые работают с такими сомнительными проектами. С одной стороны, открытие реальной тяги в EmDrive может указать на принципиально новые эффекты и долгожданную «новую физику» за границами существующих моделей. С другой стороны, «закрыв» тягу невозможного двигателя, ученые смогут наконец разрешить давно надоевший всем спор. А по пути — создать новые сверхточные методы для исследования сверхмалых сил.

Читать еще:  Будет ли работать дизельный двигатель без генератора

11 августа 2019

ДА, БЭМС, ЭТО ЖИЗНЬ!

Лаборатория Театра Наций по современной драматургии в рамках Sochi Jazz Festival

Лаборатория Театра Наций под руководством Олега Лоевского и Елены Носовой уже не первый год связывает воедино театральное пространство России, принося в малые города и поселки новые тексты и молодую режиссерскую энергию. Может быть, задача лабораторий как раз и состоит не в пополнении репертуара театров (потому что не всегда интересный эскиз вырастает в хороший спектакль), а в этом творческом штурме и знакомствах… После серии работ в нетеатральных пространствах лаборатория приехала в Краснодарский край. Участвовали три театра побережья: Новороссийский драматический театр им. В. П. Амербекяна, Туапсинский ТЮЗ и недавно образованный Новый театр Сочи. Показы эскизов прошли в рамках внеконкурсной программы X Международного фестиваля Sochi Jazz Festival (президент фестиваля Игорь Бутман). В основной программе были выступления квинтета Бутмана и Московского джазового оркестра, американской группы Spyro Gyra, певицы Джейн Монхайт и многих других.

Море, пальмы, джаз — и эскизы получились музыкальными.

Между двух нот Эллингтона

Новороссийский драмтеатр и режиссер Михаил Заец выбрали знаковую пьесу о джазе и его последствиях — «Взрослую дочь молодого человека» Виктора Славкина. Задача, конечно, сложная: непросто обращаться к этой пьесе не только после спектакля и фильма Анатолия Васильева, но и в эпоху, когда «джаз на костях» и «ботинки на манной каше» — уже архаизмы. Режиссер нашел способы для пояснения старых понятий. Во-первых, это обращения к современной энциклопедии, электронному помощнику Алисе («Алиса, кто такие стиляги?»). Во-вторых, над сценой — круглый экран, иллюминатор в мир прошлого, где показывают хронику 50-х.

«Взрослая дочь молодого человека».
Фото — Е. Сердечный.

Отдав дань фильму Васильева документальным кино, в трактовке персонажей режиссер пошел другим путем. Неожиданным стал образ Ивченко в исполнении Вячеслава Сизикова: его социальное превосходство звучит лишь в интонациях, герой мягок, обходителен и издевательски-ироничен. Евгений Кушпель играет Бэмса резким, обиженным — он до последнего не может смириться с незваным гостем, груб и напорист. И только в конце герой меняется: этот неудачник все-таки вытащил счастливый билет — свою любовь. Люся в исполнении Виктории Десятовой — быстрая, неспокойная красавица с перепадами настроения и глубоким голосом. Спектакль начинается с ее хрипловатого, тембристого «Summertime». И когда она, прощая, обнимает своего «стиляжку» и раз за разом пытается начесать ему из челки высокий кок — становится ясно, что Бэмс не так уж несчастен. Может быть, это долгое объятие и есть его искомый миг между двух нот Дюка Эллингтона.

Развитие действия доходит до внезапного появления дочки героя, хиппи (Полина Антропова): в каждую эпоху есть свои новые рассерженные. Такая жизнь, Бэмс! В финале артисты не совсем точно, но с огоньком поют зажигательную «Hello, Dolly». Спектакль сопровождает джазовое трио, музыкальны и экспресс-декорации из старых приемников. Театр обещает премьеру совсем скоро.

Как запевался миф

Музыкальный ключ для решения эскиза нашел и Георгий Цнобиладзе, работавший с актерами Нового театра Сочи над пьесой Натальи Ворожбит «Саша, вынеси мусор». Пьеса рассказывает о том, что мужчина может вернуться и с того света — но только ради войны, а не ради женщин.

Эту непростую историю артисты сочинского театра смогли сыграть живо, исподволь вовлекая зрителя. Алексей Бухтояров играет Сашу, призрака умершего военного, как симпатичного, грубоватого-наивного увальня в майке-тельняшке. Его посмертная перебранка с женой звучит забавно и узнаваемо, как семейная ссора. В концепции режиссера это разговор вдовы с самой собой, со своей памятью. Наталья Бахарева в роли вдовы, Кати, отчетливо ожесточена, сурово выговаривает мужу за его прегрешения, зовет обратно — и внезапно, быстро срывается в слезы. Анастасия Котляр играет беременную Сашину падчерицу Оксану с ее неожиданными пищевыми пристрастиями (помакать селедку в сгущенку), двигаясь плавно и по-балетному красиво, под музыку. Музыкальной темой постановки стала трагично-ностальгическая «Child in time» Deep Purple.

«Саша, вынеси мусор».
Фото — Е. Сердечный.

Во второй сцене (год спустя, на кладбище) актерское существование становится более условным. Вспоминая о Саше, женщины воспевают его деяния: сначала текст исполняется как духовное пение, а затем и под гитару. Жизнь на глазах превращается в житие, из человека творится миф. Это и смешно, и трогательно, и жутковато.

Другое дело, что миф безусловно героичен, а человек — не всегда. И когда радостный Саша предлагает воскреснуть, чтобы снова защищать родину — мобилизация же! — вдова и падчерица ему отказывают. Женщины могут прожить и сами: они хранительницы очага. Твердотопливный котел — более верная основа выживания, чем мужчина, который рвется на войну.

Это у вас в Грязях такие песни поют.

Артисты Туапсинского ТЮЗа оказались в непростой ситуации: лаборатория совпала с премьерой сказки. И тем не менее — стрессовая ситуация высвободила новые силы, и показ в фойе театра получился энергичным и запоминающимся. Владимир Золотарь работал с пьесой Дмитрия Данилова «Сережа очень тупой».

Троица курьеров из Грязей, несмотря на стандартную форму и обычные сумки, — существа из какой-то иной реальности. Это подчеркивается и музыкой, и их поведением. У них свой сценарий происходящего, свои ритуалы. Обязательно при входе — бахилы; сверяют время по часам; после выполненных частей программы пожимают друг другу руки; застывают, глядя вдаль. Первый прорыв в незнаемое — когда курьеры нестройным трехголосьем поют «Вечную память», финальный — исполнение мрачной казачьей песни. Найденные обаятельные образы только усиливают ощущение жути. Так, Павел Захарченко играет второго курьера как вдумчивого интеллигента с завода: косоватые очки, отеческая поучительная интонация — и странный, застывший взгляд. Виктор Ардашев в роли первого курьера подкупает обаянием сказочного героя: то ли Карлсон, то ли Винни-Пух, уютный миротворец, и тем страшнее его настойчивая забота: «Сергей Николаич, может, вам помощь нужна?» Олег Родин на правах младшего курьера не всегда морально устойчив, но тщательно оттарабанивает правила службы доставки. Режиссер вслед за драматургом усиливает ощущение ужасного в обыденном, выворачивает нашу тревогу: любое посещение может быть вторжением. Служба доставки где-то рядом.

«Сережа очень тупой».
Фото — Е. Сердечный.

Иван-дурак этой страшноватой сказки, Сережа (Роман Штин), напорист и деятелен. Он не пытается разобраться в ситуации, он злится и сокрушается, бегает из угла в угол, падает на колени. К концу — морально раздавлен. Его жена, Марья-разумница (Виктория Серова), напротив, холодно-спокойна. Распахнутым взглядом красавицы-ведьмы она мгновенно ловит ситуацию и нейтрализует курьеров чаепитием, занимает милой беседой. А вот монолог «Сережа очень тупой» артистка играет на восходящих интонациях, страстно: мнет огромного плюшевого медведя, исступленно убирает помещение после пришельцев. Все в мусор — и чашки, и плед; Сережа очень тупой.

Режиссер намеренно уходит от однозначной трактовки происходящего. Шевелящийся сверток, которого так боится Маша, остается явлением неясной природы. Жутковатая сущность курьеров мешает предположить, что это троица ангелов, что их явление — благовещение.

А впрочем, как показало активное обсуждение, такой отказ от трактовки дает самую широкую амплитуду зрительских интерпретаций.

Электричество и двигатели Судного дня

Генератор — устройство, практически не отличающееся от электродвигателя, потому что электродвигатель может работать в обе стороны: как превращать электричество в движение, так и движение в электричество. Но я сказала «почти», потому что есть важный нюанс. Электродвигатели бывают трех типов: постоянного тока, синхронные и асинхронные. И полностью обратимы без танцев с бубном только первые два типа.

Когда в выпуске о малой электрике мы говорили о динамках из маленьких электродвигателей, речь шла о двигателях постоянного тока. Они будут давать электричество сами по себе, если их крутить. То же самое можно сказать и о синхронных двигателях, вот только их тяжело найти. Большинство применяемых на практике более или менее мощных электродвигателей под переменный ток — асинхронные. И вот их-то, чтобы использовать в качестве генераторов, нужно доработать напильником.

Читать еще:  Ytma двигатель форд характеристики описание

Есть два способа это сделать. Первый — это доработка ротора двигателя с применением неодимовых магнитов: придание ротору магнитных свойств позволяет легко запускать генератор. Второй — это изготовление специальной приставки к двигателю на конденсаторах, которая помогает ему «самонамагничиваться» при запуске. Вот схема такой приставки:

Теперь немного о напряжении. Генератор выдает два вида тока: однофазный и трехфазный, в зависимости от того, с каких выводов его забирать. Однофазный имеет напряжение 220 вольт, а трехфазный — 380. От напряжения 380 вольт работают многие станки и тому подобное промышленное оборудование, незаменимое для восстановления цивилизации после атомной войны.

Кое-где по деревням можно найти двигатели на 127 вольт (например, в советских стиральных машинах типа «бочка с моторчиком»). У этих однофазных вольт 127, а трехфазных 220. Главное — не перепутать.

При этом далеко не факт, что генератор будет выдавать именно штатные 220 вольт. Приделав к нему двигатель «на глазок», получить можно хоть 100 вольт, хоть 300. Бороться с этим явлением можно, либо регулируя скорость вращения при помощи вольтметра, либо обзаведясь стабилизатором напряжения. Отладив нормальное напряжение, можно запитывать от этого генератора практически любую довоенную технику — компьютеры, холодильники, кипятильники, стиральные машины, лампочки Ильича, зарядные устройства для автомобильных аккумуляторов, да хоть чёрта лысого.

Теперь о том, чем это чудо техники крутить. Не ногами же! А кроме того — об альтернативных применениях указанных двигателей. Для условий атомного постапокалипсиса годится не всякий двигатель, а только такой, который:
* Несложно изготовить вручную в условиях мастерской, имея доступ к запчастям от серийно выпускаемых двигателей и простейшим станкам;
* Использует в качестве топлива нечто легкодоступное, что можно найти или изготовить практически в любом месте.
* Несложно отремонтировать, и может долго работать.

Этим требованиям (в различной степени) отвечают следующие двигатели: болиндер (нефтяной двигатель), газогенераторный двигатель, паровая машина и водяное колесо.

Сначала о болиндере, именуемом также полудизелем, нефтяным, калоризаторным или калильным двигателем. Это третий член семейства двигателей «внутреннего изгорания», наряду с карбюраторным и дизельным двигателями. В карбюраторном двигателе топливовоздушная смесь воспламеняется от свечи. В дизельном — от сжатия. А в болиндере — от специальной раскалённой детали — калильной головки (калоризатора), которую перед запуском двигателя нужно раскалить паяльной лампой (существуют и конструкции с вывинчиваемой вставкой, которую нужно выкрутить, раскалить и вставить). Само собой, это неудобно: лишние танцы с бубном при заводе двигателя. Но зато ценой этого неудобства достается важнейшее для постапокалипсиса качество: всеядность. Болиндер хотя и называется «нефтяным двигателем», но на самом деле он работает на всём, что горит. На нефти, мазуте, солярке, бензине, керосине, скипидаре, продуктах разгонки торфяного дёгтя, подсолнечном масле, да хоть на самогоне, если тот достаточно крепок. Если жидкость горюча, болиндер на ней запустится. Устройство болиндера довольно простое, и сделать его из запчастей для других двигателей с небольшой доработкой напильником вполне возможно.

Болиндер, с его надежностью и всеядностью, хорошо подходит для того, чтобы крутить вал генератора и давать ток для небольшого поселка или хутора, если есть жидкое топливо — да хотя бы пиролизатор для торфа или мусора. Но что ещё он может? Можно ли его поставить на средство передвижения? Для автомобилей он не очень подходит — двигатель низкооборотистый и тяжелый. Раньше его ставили на тракторы, поэтому сделать трактор или тяжелый мотоблок на болиндере — отличная мысль. Впрочем, для условий апокалипсиса и багги на болиндере, ползущий со скоростью ленивой черепахи — вполне себе авто. Кроме того, традиционная сфера применения болиндера — судовые двигатели: для катера или карбаса именно то, что доктор прописал.

Следующий двигатель, о котором мы поговорим — газогенераторный. Это родной брат обычного карбюраторного двигателя, на бензине, на котором ездит большинство машин и мотоциклов. Только карбюратора как такового в нем нет, а вместо него — пиролизная установка на твердом топливе, именуемая газогенератором. Данная инфернальная бочка загружается любым твердым топливом — предпочтительно дровами или углём. После разжигания огня и выхода на рабочий режим из газогенератора начинает поступать горючий газ — это угарный газ, на котором можно завести двигатель. Многие конструкторы газогенераторных двигателей не убирают начисто карбюратор из конструкции, а сохраняют его, дабы сохранить возможность запуска двигателя на жидком топливе; в этом случае газогенератор подключается аналогично газобаллонному оборудованию. Кстати, можно сделать и газогенераторный дизель.

Газогенераторный двигатель, ввиду своей специфики — поскольку является твердотопливной модификацией обычного серийного ДВС — больше всего подходит для средств передвижения. Для электрогенератора газген на базе карбюраторного двигателя не очень хорош — такие двигатели ненадёжны. Однако, если удастся перевести на питание угарным газом дизель типа «Андижанца» — это будет идеальный двигатель для электростанции выживальщика. Зато на газгене можно ездить по лесам и полям, с ветерком и с песней — главное, не забывай загружать в него твердое топливо, и не забудь топор и пилу.

Теперь о паровой машине. Принцип работы паровой машины общеизвестен. По всеядности она превосходит и болиндер, и газогенераторный двигатель — ей всё равно, твердое топливо или жидкое, лишь бы тепло давало. Кроме того, есть типы паровой машины очень простого устройства, которые можно собрать из металлолома, из которого не соберешь никакой другой двигатель. Недостаток — низкий КПД, тем более низкий, чем проще конструкция. Да, можно собрать аналог паровой машины от «Добля». Но устройство это будет такое сложное, что проще уж болиндер или газген. Недостатком также является взрывоопасность котла, собранного на коленке из говна и палок. Кроме того, нежелательно оставлять паровую машину без присмотра. ДВС можно завести и оставить в сараюшке, пусть жжёт топливо. С паровой же машиной нужно следить за манометром и подкладывать дров в топку. В общем, для электростанции — вариант не лучший. Но можно сделать паровик как средство передвижения, например, вот такой:

Как видите, оркоцикл на паровой машине простейшей конструкции, изготовленной из металлолома, вполне резво бегает.

Ну и наконец, водяное колесо. Самый древний из двигателей, недостаток очевиден — нетранспортабельность. Работает только там, где есть текущая вода. Зато не требует абсолютно никакого горючего и дает электроэнергию на халяву. На следующем видео изображён маломощный летний вариант:

А вот эта, более сложная конструкция способна работать и зимой:

Ну и наконец, скажем пару слов об уже упоминавшихся здесь автомобильных аккумуляторах. Хотя они и дают низкие напряжение — 12 В — они несомненно относятся к большой электроэнергетике, благодаря тому, что способны развивать высокую мощность и давать нехилый ампераж. При помощи инвертора из автоаккумулятора можно получить и 220 вольт переменного тока. Аккумулятор — отличное дополнение к генератору, работающему не круглые сутки. Например, можно с утра ставить генератор и в обед его выключать, а вечером питать от аккумулятора лампочку, компьютер или музыкальный центр. Кроме того, любое средство передвижения с аккумулятором — да тот же автомобиль с газогенератором — можно использовать как мобильную электростанцию и через инвертор подключать к машине домик. Сам по себе автомобиль содержит в себе и двигатель, и генератор, и аккумулятор — только главное не переборщить с нагрузкой. Запитывая от одного аккумулятора слишком много всего и слишком долго, можно высадить его так, что потом хрен зарядишь. Для автономизации хутора выживальщика крайне желательно использовать не один аккумулятор, а несколько.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector