0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Война как двигатель экономики

Экономические системы в годы войны

Германская экономическая модель в годы войны

Война явилась экзаменом для экономических систем всех воюющих стран. Несмотря на то что именно германская экономика первой начала перестройку на военные рельсы, причем еще в довоенные годы, она так и не смогла превзойти экономические системы не только США и СССР, но отчасти и Британии. В развитии экономики Германии в годы войны отчетливо прослеживаются два периода: 1940—1942 гг. и 1943—1945 гг. На первом из них военное производство находилось в стадии застоя, несмотря на то что на Германию работали практически все порабощенные ею страны. Зато потребительские сферы производства развивались достаточно динамично. Огромными были и поставки товаров и сырья из порабощенных европейских стран. В результате количественное и качественное превосходство, которое имел Гитлер к началу войны в Европе, было утрачено.

Перелом наступил после сталинградской катастрофы и неудач в Африке. Понимая необходимость резкого усиления военного производства, Гитлер в 1942 г. назначил министром вооружений А. Шпеера, обладавшего высокими организаторскими способностями. Ему удалось в короткий срок привлечь к военному производству частных предпринимателей, отменить имевшиеся льготы и привилегии для них. Расширившееся военное производство требовало новых рабочих рук, однако их не хватало в условиях новых и новых мобилизаций в действующую армию. Нехватка рабочих рук компенсировалась принудительным направлением на работу в Германию жителей оккупированных стран.

Результат, достигнутый Шпеером подобной ценой, выглядел весьма впечатляющим. Выпуск военных самолетов в Германии увеличился в 1943 г. втрое по сравнению с 1939 г., а в 1944 г. — почти в 5 раз. Производство танков в 1944 г. выросло по сравнению с 1939 г. в 10 раз.

В то же время экономика Германии «надорвалась» на военном производстве. Начиная с 1944 г. во всех районах страны наблюдалась острая нехватка продуктов питания и товаров первой необходимости.

Экономическая система нацистской Германии не выдержала проверки войной и оказалась менее эффективной, чем экономика других стран, в первую очередь США и СССР.

Эволюция английской экономики. Английская экономика начала перестройку на военный лад лишь с первыми залпами войны. Однако и тогда военное производство (не говоря о выпуске товаров повседневного спроса) находилось в руках преимущественно частных компаний. В 1940 г. над их деятельностью в сфере производства оружия и боеприпасов был установлен прямой государственный контроль. В 1942 г. был принят закон о чрезвычайных полномочиях правительства, который делал государственное вмешательство в деятельность частных компаний, по сути, безграничным. Именно с этого времени военное производство в Британии резко набирает обороты. Имея более низкие показатели валового национального продукта, чем Германия, оказавшись в блокаде и не имея достаточных сырьевых ресурсов, Британия сумела в 1942 г. выпустить 23 672 военных самолета (Германия — 15 409), танков в 9 раз больше, военных кораблей в 4 раза больше, чем выпускала в 1939 г.

Следует подчеркнуть, что подобного результата промышленность Англии смогла добиться, лишь усилив роль государства в экономике.

Американская экономика в 1939—1945 гг. Экономическая система США оказалась самой динамичной и высокоразвитой в годы Второй мировой войны. Главными причинами этого были: во-первых, высокий уровень развития промышленности, достигнутый в 30-е гг.; во-вторых, отсутствие на территории США боевых действий в годы Первой и Второй мировых войн; в-третьих, результативность тех мер по государственному регулированию экономики страны, которые были приняты в начале 30-х гг.

Несмотря на провозглашенный нейтралитет в начальный период войны, Ф.Д. Рузвельт в декабре 1940 г. объявил США «арсеналом демократии» и развернул масштабную экономическую и военно-техническую помощь Англии.

В условиях начавшейся войны контроль за экономикой еще более усилился. В 1942 г. полный контроль над экономикой страны был передан специальному правительственному органу — Управлению военным производством. По его решению были максимально задействованы мобилизационные возможности американской экономики.

В результате экономика США в годы Второй мировой войны показала себя в высшей степени эффективной. По производству военных самолетов в 1944 г. США превзошли собственные показатели 1939 г. почти в 20 раз, по производству военных кораблей в 1943 г. — в 5 раз по сравнению с довоенным 1941 г., а по выпуску танков в 1943 г. — в 7,5 раза по сравнению с 1941 г.

Всего же из суммарного производства военной техники основными воюющими странами (Англией, США, СССР, Германией и Японией) военная экономика США выпустила за годы войны 35,4% всех самолетов, 30,4% танков и 72,8% военных кораблей.

К концу войны, когда необходимость в выпуске военной техники в столь больших количествах отпала, экономика США смогла так же быстро перестроиться на выпуск традиционных видов мирной продукции.

Война способствовала накоплению золотовалютных запасов США.

Перестройка советской экономики на военный лад. Советская экономика, в отличие от экономических систем других стран, перестраивалась на военный лад в совершенно иных условиях. Несмотря на большую работу по милитаризации экономики страны, проведенную в конце 30-х гг., этот процесс к началу войны не был завершен. Милитаризация была облегчена полным огосударствлени­ем экономики страны. Вместе с тем перевод экономики на военные рельсы проходил в условиях гитлеровской агрессии, когда страна утратила основную часть промышленного потенциала, созданного в довоенные годы. Тяжелейшей задачей для власти и героическим подвигом народа стала начавшаяся в первые же дни войны эвакуация экономического потенциала и людских ресурсов из угрожаемых районов. Только с июля по декабрь 1941 г. в восточные районы страны было эвакуировано 2593 предприятия, перемещено 2,4 млн голов крупного рогатого скота, 200 тыс. свиней, 5,1 млн овец и коз, 800 тыс. лошадей. В тыловые районы было вывезено железнодорожным транспортом 10 млн человек, водным — 2 млн человек. В результате острой нехватки рабочей силы, топлива, электроэнергии, сырья промышленное производство за первые полгода войны сократилось более чем вдвое. Лишь с марта 1942 г. наметился его рост. Одновременно к лету 1942 г. завершился перевод экономики страны на военные рельсы.

Темпы роста советской экономики в годы войны были даже выше, чем в годы довоенных пятилеток. Ежегодные темпы роста национального дохода в 1943—1944 гг. составили 16,2%, производства промышленной продукции — 16,2%, сельскохозяйственной — 19,2%. Еще более высокими темпами росло производство военной продукции. В результате уже в 1942 г. СССР превзошел Германию по производству танков и САУ в 3,9 раза, боевых самолетов — почти вдвое, артиллерийских орудий и стрелкового вооружения — в 3 раза. В 1944 г. каждые сутки советская индустрия выпускала столько военной техники, сколько было необходимо для укомплектования одной танковой бригады и полка САУ, трех авиационных полков.

Советские конструкторы за годы войны запустили в производство 25 новых моделей самолетов, 23 типа авиационных двигателей, множество другой новой техники. В результате доля новых образцов достигла в стрелковом вооружении 42%, в артиллерийском 83%, бронетанковой технике более 80%, авиационном оборудовании 67%.

Мощь и неисчерпаемые возможности советской индустрии признавали как союзники, так и враги СССР.

Советская экономика, несмотря на особые условия ее функционирования в годы войны, сумела выпустить каждый третий танк и каждый второй самолет из всех созданных ведущими воюющими странами.

Ленд-лиз

В марте 1941 г. Конгресс США принял закон, позволявший оказывать военную и экономическую помощь тем странам, оборона которых была признана жизненно важной для США. Такой страной первоначально стала Великобритания, ресурсы которой в войне с Германией оказались к этому времени почти исчерпаны. 7 ноября 1941 г. система ленд-лиза была распространена и на СССР. Общий размер помощи составил к концу войны 50 млрд долларов. На долю Британии пришлось до 60% американских поставок, на долю СССР — 20%. Со­ветский Союз получил по лендлизу 22 тыс. самолетов (18% самолетного парка СССР), 12 тыс. танков (13%), 427 тыс. автомобилей (почти вдвое больше, чем сумели выпустить за это время предприятия страны), около 2 тыс. паровозов, более 11 тыс. вагонов, 560 военных кораблей. До 47% этих грузов было направлено через Тихий океан на советский Дальний Восток, 23,8% — через Иран, 22,7% — морскими караванами через Атлантику в Мурманск и Архангельск. Поставки по ленд-лизу спасли Англию от военного поражения. Они сыграли важную роль на начальном этапе Великой Отечественной войны.

Вместе с тем система лендлиза способствовала бурному росту военного производства в США, обеспечению максимальной занятости рабочих, превращению Соединенных Штатов в крупнейшего кредитора воюющих стран. Эта система использовалась американцами и как средство политического давления на союзные страны. Поставки по ленд-лизу в СССР прекратились с последними залпами войны в Европе из-за резкого расхождения позиций Тру­мэна и Сталина по польскому вопросу. Американским кораблям, уже прибывшим в советские порты, была дана команда, не разгружаясь, вернуться домой.

Читать еще:  Что такое двигатель clb

Труд принудительных рабочих. В массовом порядке труд принудительных рабочих в годы войны использовала лишь Германия. В начале войны в этом еще не было острой необходимости. К тому же сказывались расовые предрассудки самих немцев: они не считали возможным использовать «недочеловеков» на промышленных предприятиях рейха в силу не только «низкого культурно-технического уровня», но и из соображений безопасности. Поэтому вначале на германских предприятиях трудились рабочие из оккупированных западноевропейских стран. После краха «блицкрига» осенью 1941 г. под давлением промышленников Гитлер дал согласие на привлечение к работам в немецком тылу военнопленных и гражданского населения Польши и СССР.

Первоначально привлечение советских рабочих осуществлялось на добровольной основе: гитлеровская пропаганда обещала изможденному населению оккупированных областей, оставшемуся не только без работы, но и без средств к существованию, постоянную работу и высокую оплату в Германии. Однако приток «добровольцев» оказался столь ничтожен, что вскоре было принято решение о принудительном привлечении к работам в Германии. Из оккупированных районов СССР потянулись эшелоны с «остарбайтерами». В Германии они размещались в специальных лагерях и должны были носить специальную нашивку на одежде. Их положение мало чем отличалось от статуса военнопленных. «Везло» лишь тем, кто попадал в качестве прислуги в немецкие семьи.

Численность таких лагерей в Германии во время войны составляла 20 тыс. К середине 1944 г., согласно официальным данным, в них находилось 5,7 млн иностранных рабочих. Это были граждане не только СССР, Польши и других оккупированных стран, но и стран-союзников и сателлитов Германии и даже нейтральных стран Европы.

Людские и материальные потери в войне. Во Вторую мировую войну было втянуто 61 государство с населением 1,7 млрд человек. Погибло 50 млн человек.

Из общего числа погибших в Европе (39,3 млн человек) страны антигитлеровской коалиции потеряли 30 млн (76%), причем 20 млн человек погибли не на полях сражений, а вследствие террора оккупационных властей.

Самыми значительными людскими потерями были потери советского народа, положившего на алтарь победы жизни 27 млн своих сыновей и дочерей.

Наибольшие потери на тысячу человек населения понесли: Польша (220 человек), СССР (124 человека), Юго­славия (108 человек), Греция (35 человек), Чехословакия (21 человек), Албания (24 человека) и Нидерланды (22 человека).

Общий материальный ущерб от военных разрушений в Европе составил 260 млрд долларов (в ценах 1938 г.). В СССР только прямой ущерб составил 128 млрд долларов (в ценах 1938 г.), что составило 41% потерь всех стран, участвовавших в войне.

Таким образом, опыт функционирования различных экономических систем в годы войны показал общую закономерность — необходимость усиления роли государства в экономике. Советская экономика в годы войны показала не только свою жизненную силу, но и огромные мобилизационные возможности. Мужество и героизм тружеников советского тыла были беспрецедентны.

Война как двигатель прогресса

Вы сидите сейчас в Интернете и читаете эту статью только благодаря тому, что полвека назад США и СССР нацелили друг на друга свои ядерные ракеты, для чего им понадобилась такая полезная вещь, как ЭВМ…

Однако по заказу военных была созданы не только компьютеры. К великому негодованию пацифистов, следует признать, что вся наша технологическая цивилизация и потребительское общество в основном обязаны своим существованием такому пороку человечества, как агрессивность и кровожадность.

Пожалуй, если бы не было войн и люди изначально бы мирно уживались между собою, то наш мир напоминал бы что-то вроде сказочной страны хоббитов. Уютные хаты с колодцами и вишневыми садками вместо городов, куда в древности людей загнала угроза нападения супостата, заставив селиться друг над другом в многоэтажных домах.

А вокруг этой идиллии располагались бы вспахиваемые мотыгами поля, домотканая одежда. Из транспорта – лошади и велосипеды, вместо больниц — лечащие травами и заговорами знахари.

Причем велосипеды были бы, скорее всего, деревянными. Поскольку именно гонка вооружений тысячелетиями способствовала развитию металлургии – как в количественном, так и качественном отношении.

Со времен седой Античности и до XIX века мирные орудия труда представляли собою все те же простые молоты, топоры, серпы, гвозди и кухонные ножи. Какое там развитие – кузнец приобретал куски меди, бронзы, железа (весьма недешевых) и выковывал точно такой же серп, которым пользовались еще его прадеды. Нужно ли было ему изобретать для этого новые технологии, сплавы?

Оружие и доспехи требовали другого подхода. Стремясь изготовить более прочный меч, оружейники изобрели сталь, открыли закалку, придумали булат. Наверное, не стоит даже сравнивать технологии изготовления японского меча и простой косы – между ними целая пропасть.

Или возьмем такой, казалось бы, совершенно мирный инструмент, как токарный резец со специальной напайкой. Появившийся на свет благодаря огнестрельному оружию: ружейным стволам и артиллерийским снарядам, которые он вытачивал.

И вообще, подавляющее большинство прочных и специальных сплавов, которые сегодня используются в промышленности и строительстве, были созданы именно в военных целях. В качестве брони, в качестве снаряда или как детали для изготовления боевой техники.

Кстати, о броне и снарядах. Уже в XIX веке их извечное противостояние привело к появлению мощных орудий и броненосцев. Однако последние требовали столько железа (стальные появились позже), что их массовое строительство смогли начать только после того, как промышленность начала увеличивать производство металла в геометрической прогрессии. Побочным полезным эффектом этого стало удешевление железа и стали, которые начали массово использовать и для других, в том числе мирных целей.

А вот фантасты начала ХХ века мечтали о высоких домах из новомодного тогда алюминия – легкого, не боящегося коррозии. Но массовое производство этого чудо-металла стало возможным только тогда, когда им заинтересовались производители боевой авиации. Точно так же появился в нашем мире его вызывающий уважением собрат титан, которого требует аэрокосмическая промышленность и верфи боевых субмарин.

Что же касается химии, к которой у большинства из нас отрицательное отношение, то тут мало у кого возникнет сомнение, что и она является злокозненным порождением милитаристов. Действительно, своим стремительным развитием химическая промышленность была обязана производством порохов и взрывчатки, а затем ее щедро финансировали заказчики химического оружия. А в итоге у химиков появились деньги на создание синтетических красителей, лекарств, парфюмерии.

Синтетический материал нейлон – тоже военное изобретение, которым пытались заменить парашютный шелк. Сюда же отнесем кевлар, а также добавим еще синтетическое топливо (как ответ на нехватку бензина в воевавшей Германии).

Интересно, что даже свекольный сахар своим возникновением обязан войне: во время Наполеоновских войн поставки тростникового сахара в Европу резко снизились, и тогда его решили производить из свеклы.

Французского императора следует благодарить и за то, что сегодня в нашем распоряжении есть полки магазинов, заставленные консервами, громоздящимися банками с маринадами и соками. Потому что именно он организовал конкурс на лучшую технологию приготовления продуктов долгого хранения – дабы улучшить продовольственное снабжение своей армии.

Теперь зайдем в ближайший бутик. Казалось бы, армией тут и не пахнет: джинсы, дубленки, кофточки. Но вы ошибаетесь. Потому что изготовление готовой одежды по стандартным размерам началось именно тогда, когда потребовалось быстро одеть в мундиры десятки и сотни тысяч солдат. Ведь не могли же всех их индивидуально обслуживать закройщики и портные.

Консервы не спасли Бонапарта – как известно, казаки гнали его до самого Парижа. Где стали с нетерпением требовать у местных шинкарей закусок, заставив французов организовать первые рестораны быстрого питания «бистро».

А тем временем война требовала не только оружия и снаряжения. Тысячи раненых отчаянно взывали о помощи – и на помощь им пришли доктора. Именно армейские «лепилы», вырезавшие стрелы и пули, отпиливающие руки и ноги, зашивающие раны, внесли самый большой вклад в хирургию.

Среди них был и профессор Николай Пирогов, который в ходе Крымской войны впервые организовал массовую помощь раненым с применением эфирного наркоза, гипсовых повязок, сортировки пострадавших. Его методы впоследствии стали применять и при разворачивании госпиталей во время стихийных бедствий и техногенных катастроф.

Мы с содроганием вспоминаем садистские опыты гитлеровского доктора Менгеле, которые он проводил над живыми людьми: замораживая их, нанося им страшные увечья и ожоги, обливая едкими химреактивами, заражая болезнями, помещая в разреженную атмосферу. Однако мало кто знает, что все скрупулезно записываемые Менгеле результаты страшных опытов были бесценны для медицины, и после войны за ними развернулась настоящая охота.

Читать еще:  Выезд для запуска двигателя автомобиля

Результаты чудовищных опытов еще одних садистов в погонах – японского «Отряда 731», стали сокровищем для микробиологов. Не случайно их работы поторопились выкрасть американцы – что помогло им создать свой знаменитый Центр по контролю и предотвращению эпидемий (Centers for Disease Control and Prevention).

Лечение раненых требовало не только мастерства хирурга, но и новых лекарств, прежде всего антисептиков. И Александр Флеминг, проработавший в Первую мировую военным врачом, посвятил свою дальнейшую работу поиску препарата, который бы спасал их от коварных инфекций. В 1928 году она увенчалась открытием пенициллина.

Теперь выйдем из аптеки и подойдем к проспекту, глядя на бесчисленные автомобили, коптящие воздух наших городов. Как вы уже догадались, в наш мир их тоже привели военные. Самый первый самодвижущийся экипаж с паровой тягой был построен французом Кюньоном в 1769 году и предназначался для транспортировки пушек. Спустя сто лет эту идею реанимировали в виде автомобилей, которые тут же начали использоваться в военных целях.

Скоростные моторные катера, ставшие сегодня развлечением богачей, ведут родословную от своих прадедов-торпедоносцев. Подводная лодка, открывшая нам тайны морских глубин, была чисто военным изобретением. И даже свой акваланг Жак Ив Кусто собрал в 1943 году для того, чтобы с его помощью совершать диверсии против оккупировавших Францию гитлеровцев.

Снова вспомним авиацию. До 1914 года были аэропланы с хрупкими крыльями для отважных чудаков – а затем начали стремительно увеличивать размеры, мощность двигателей, прочность конструкции. И пассажирские самолеты, созданные с учетом опыта постройки бомбардировщиков, показали, что расстояния между европейскими столицами могут измеряться всего несколькими часами полета.

Кстати, турбореактивный и турбовинтовой двигатели, без которых немыслимы современные самолеты, тоже являются военными разработками. Ну а то, что космические ракеты, унесшие человека на орбиту и дальше к Луне, являются прямыми потомками боевой ФАУ-2, знают, пожалуй, все.

Радар появился как средство обнаружения вражеских кораблей и бомбардировщиков. Эти «глаза и уши» армии, использовавшиеся уже во Вторую мировую, сегодня помогают спокойно плавать мирным судам и функционировать сети воздушного сообщения.

Не менее важной составляющей боеспособности любой армии всегда была связь, без которой воевать так же невозможно, как и без боеприпасов. От конных вестовых, размахивания флагами и подачи сигналов дымом, в ХХ веке военные совершили резкий скачок к телефону и рации.

Необходимость держать связь как с каждым экипажем броневой машины или разведотрядом (сейчас – даже отдельным бойцом), так и между штабами, находящимися друг от друга в сотнях и тысячах километров, заставила военные КБ искать новые концепции и технологии. Мирным применением которых стали спутниковое телевидение, FM-радио и мобильная связь.

Но и этого засевшим в бункерах генералам было недостаточно. И вот в 60-х годах прошлого столетия Управление перспективных исследований и разработок Министерства обороны США (DARPA) задалось вопросом разработки концепции децентрализованного управления военными и гражданскими объектами в условиях ядерной войны. Так появился ARPANET, ставший прообразом современного Интернета.

Мною перечислены только уже работающие на мирные нужды военные разработки. Однако милитаризм готовит преподнести нам еще немало удивительных и полезных изобретений.

Например, в ближайшие годы миллионы инвалидов наверняка смогут обрадоваться специальным электронно-механическими корсетам и протезам, которые помогут им снова ходить и работать. Это произойдет, если американские инженеры закончат разработки своего боевого суперскафандра с т.н. «мускульными усилителями».

Не будем забывать, что и такими очень перспективными направлениями, как нанотехнологии и генетика, в основном занимаются тоже по заказу военных.

Поэтому хотя борьба за мир во все мире – дело нужное, однако в нем, наверное, стоит соблюдать некоторую меру. Ведь сокращение расходов на военные разработки грозит сворачиванием многих проектов, которые в будущем могут быть обращены на пользу мирному развитию человечества. Такой вот парадокс…

В тылу борьбы: как эвакуировали промышленность в начале войны

С началом войны встала необходимость коренным образом реформировать экономику СССР — в максимально сжатые сроки мобилизовать внутренние ресурсы, обеспечить непрерывное возрастание военного производства, добиться решающего материально-технического перевеса наших вооруженных сил над Германией и ее союзниками и тем самым обеспечить базовый фундамент победы. Задача была непростой — несмотря на то, что Советский Союз по окончании индустриализации обладал современным промышленным потенциалом и по производству важнейших видов продукции находился в первом ряду наиболее развитых стран мира, в лице Третьего рейха он имел равного противника, располагающего ресурсами почти всех стран континентальной Европы. К июню 1941 года мощности нацистской империи по производству электроэнергии, металла, добыче угля были примерно в 2–2,5 раза больше, чем в СССР. Кроме того, в оккупированных после символического сопротивления странах Третий рейх взял под контроль громадные запасы металла, стратегического сырья, оборудования и всё трофейное вооружение побежденных.

На военные рельсы

Глобальная программа военной перестройки народного хозяйства Советского Союза и мобилизация сил государства для отпора врагу была изложена в директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года и в радиообращении Сталина к гражданам Советского Союза 3 июля. Как в директиве, так и в речи Сталина содержался призыв к народу покончить с благодушием и беспечностью, отрешиться от настроений мирного времени, перестроить работу предприятий и учреждений на военный лад, мобилизовать все силы «для разгрома врага, для беспощадной расправы с ордами напавшего германского фашизма».

30 июня был утвержден мобилизационный народнохозяйственный план на III квартал 1941 года, разработанный в основных чертах еще до начала войны, а уже 16 августа — военно-хозяйственный план на IV квартал и на весь 1942 год по районам вероятной эвакуации — Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии. Строительство свертывалось — было решено достраивать только те предприятия, которые можно было завершить в течение года. А вот посевные площади под зерновые и технические культуры в восточных районах РСФСР, Казахстана и Средней Азии увеличивались. Было намечено также строительство дублирующих ж/д путей, которые бы связывали Сибирь с Уралом, а Урал с Поволжьем.

Эвакуация заводского оборудования из Украинской ССР, 1941 год

Самым сложным мероприятием советской экономики первых военных лет стала эвакуация. Успехи противника на европейской части Советского Союза поставили под угрозу районы, где проживало до 40% населения страны и было расположено 31 850 промышленных предприятий, из них 37 заводов черной металлургии, 749 заводов тяжелого и среднего машиностроения, 169 заводов сельскохозяйственного, химического, деревообрабатывающего и бумагоделательного машиностроения, 1135 шахт, свыше 3 тыс. нефтяных скважин, 61 крупная электростанция, сотни текстильных, пищевых и иных предприятий. А каких-либо заблаговременно разработанных эвакуационных планов практически не существовало, хотя черновые наброски подобных документов составляла Военно-промышленная комиссия при СНК СССР в 1939–1940 годах и в начале 1941-го. Собственно, не имелось и органов, призванных непосредственно руководить перебазированием производительных сил страны в глубь территории Советского Союза. Все эти проблемы решались в ходе разразившейся войны, зачастую в спешке, иногда без учета конкретной обстановки.

Постановлением партии и правительства от 27 июня 1941 года «О порядке вывоза и размещения людских контингентов» определялись главные задачи и первоочередные объекты эвакуации. В первую очередь перебазированию в глубокий тыл подлежали квалифицированные кадры, старики, женщины и дети, промышленное оборудование, станки и машины, цветные металлы, горючее, хлеб и другие ценности, имеющие государственное значение.

При планировании главное внимание уделялось перебазированию предприятий, выпускавших оборонную продукцию.

Особое преимущество перед всеми другими эшелонами, кроме воинских и оперативных, предоставлялось и составам с населением, для которых устанавливался среднесуточный пробег в 500–600 км. При острой нехватке пассажирских вагонов людей чаще всего вывозили в специально оснащенных для этой цели грузовых вагонах, а иногда и просто на платформах вместе с оборудованием.

Перевозки населения были взяты под особый контроль. Ежедневно не позже 22 часов начальники дорог сообщали в НКПС сведения о следовании эшелонов с людьми по состоянию на 18 часов. В свою очередь, наркомат путей сообщения ежедневно представлял в ГКО подробную справку о находящихся в пути составах с эвакуированными. Для оказания помощи населению эвакуированных территорий выделялись значительные средства. Только во второй половине 1941 года государство израсходовало на эти цели 3 млрд рублей.

Советская женщина у заводского станка, 1941 год

5 июля ГКО обязал наркомат среднего машиностроения создать на Урале и в Поволжье предприятия-дублеры по производству танковых дизелей и моторов. Для этой цели использовали вывезенный в Челябинскую область завод по производству дизелей из Харькова, а также профильные цеха Ленинградского Кировского и Харьковского тракторного заводов. Горьковский завод также обязали развернуть производство двигателей для легких танков.

Читать еще:  Электрическая схема управлением двигателем daewoo

Москва под угрозой

Эвакуация конструкторских бюро и предприятий из Москвы началась еще в летние месяцы 1941 года, когда фронт на западном направлении был относительно устойчивым, а Красная армия контрударами в ходе Смоленского сражения наносила вермахту существенные потери. По данным пассажирского управления НКПС с 29 июня по 29 июля специальные эвакопоезда вывезли из Москвы 959 530 человек, включая беженцев из прифронтовых областей.

Всё изменилось после начала осуществления немцами операции «Тайфун» и окружения наших войск под Вязьмой в октябре 1941 года. Вследствие последнего трагического события на линии фронта образовалась гигантская «пробоина», через которую противник мог легко достичь столицы Советского Союза. Пока наши военные купировали эту угрозу, в Москве началась паника, а также массовая эвакуация управленческого аппарата страны и промышленности города. В короткие сроки на восток были отправлены дипломатический корпус, Президиум Верховного Совета СССР, СНК СССР, наркоматы обороны, Военно-морского флота, а также другие правительственные, военные и промышленные учреждения. То, что невозможно было эвакуировать, в том числе всё электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию), готовилось к подрыву.

В соответствии с информацией, полученной от 24 основных наркоматов, на 12 декабря эвакуацией были охвачены 523 предприятия Москвы и Московской области.

Готовые мины на одном из московских заводов, 1942 год

К этому сроку удалось вывезти на восток 100 334 вагона из 143 196 требуемых, в том числе 43 632 — с оборудованием, 20 729 — с материалами и готовыми изделиями и 18 094 — с людьми. На 10 декабря вместе с предприятиями 19 наркоматов было перемещено в тыл 564 248 работников промышленности и членов их семей. Общее число эвакуированных жителей столицы достигло 2 млн человек.

Если оценивать ситуацию в целом, то по неполным данным НКПС в течение второго полугодия 1941 года из прифронтовой зоны на восток было вывезено 2593 промышленных предприятия. С учетом того, что значительная часть производительных сил перебрасывалась в тыловые районы по решению местных органов с использованием различных видов транспорта (причем имелось значительное количество так называемых бездокументных грузов), то указанная цифра была еще больше. Однако часть предприятий так и не удалось эвакуировать. Ведь на захваченной противником территории Советского Союза перед войной размещалось 31 850 заводов и фабрик, в том числе 7500 крупных, не считая мелких предприятий и мастерских.

Колхозы и совхозы восточных районов страны во втором полугодии 1941 года приняли 2393,3 тыс. голов скота из прифронтовой зоны. Все эвакоперевозки потребовали чуть больше 1,5 млн железнодорожных вагонов. Однако в 20 занятых противником районах осталось 20–22% крупного и 18–20% мелкого скота, ранее принадлежащего коллективным хозяйствам.

На новом месте

Около 70% вывезенных на восток предприятий были размещены на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане. Вместе с оборудованием для фабрик и заводов прибыло до 30–40% рабочих, инженеров и техников. Всего же по железным дорогам, а также по водным и воздушным путям в течение второй половины 1941 года в тыловые районы страны было переправлено более 12 млн человек.

К концу 1941 года в новых местах было размещено 1910 крупных предприятий, в том числе 122 авиационных завода, 43 завода танковой промышленности, 71 — наркомата вооружений, 96 — наркомата боеприпасов, 199 — наркомата черной металлургии, 80 — наркомата минометной промышленности, 91 — наркомата химической промышленности, 65 — наркомата среднего машиностроения, 57 — наркомата тяжелого машиностроения. Основными территориями их новой дислокации стали Новосибирск, Омск. Кемерово, Чебоксары, Челябинск, Киров, Нижний Тагил, Красноярск, Казань и другие промышленные центры страны.

Уже в марте 1942 года промышленность ВПК восточных районов СССР с учетом восстановленных здесь эвакуированных предприятий произвела военной продукции столько, сколько в начале войны выпускалось на всей территории Советского Союза.

После начала контрнаступления под Москвой в конце декабря 1941 года началась частичная реэвакуация некоторых предприятий центрального промышленного района СССР. Так, уже в начале 1942 года в Москву было возвращено несколько крупных объектов, в том числе известный станкостроительный завод «Красный пролетарий».

Весной 1942 года после разгрома войск юго-западного направления в районе Харькова и последующим за этим масштабным наступлением германских войск на Кавказ была проведена еще одна эвакуация. На этот раз она проходила в гораздо меньших масштабах и с более ограниченной территории, охвативших преимущественно Ростовскую, Воронежскую, Орловскую, Сталинградскую, Ворошиловградскую области и Северный Кавказ. Летом и осенью 1942 года из прифронтовых районов удалось вывезти оборудование более 150 крупных предприятий, значительные материальные и культурные ценности, сотни тысяч беженцев. Как и в 1941-м, эвакуация помогла спасти огромные производственные ресурсы, которые немедленно подключались к работе в интересах фронта.

Перебазирование производительных сил Советского Союза на восток явилось одним из наиболее значительных достижений народов нашей страны. По своей значимости эта грандиозная операция, по мнению маршала Григория Жукова, оказалась равной «величайшим битвам Второй мировой войны».

Валютные войны

Валютные войны – действия финансовых властей страны, нацеленные на понижение курса своей валюты относительно других, которые важны для международной торговли этого государства. В ответ на подобные действия другие страны начинают снижать обменный курс своей валюты, в результате чего этот процесс становится сложно остановить.

Смысл целенаправленного снижения обменного курса собственной валюты (девальвации) заключается в улучшении положения собственной промышленности (в первую очередь экспортной) и ухудшении условий для импорта товаров и услуг. Предполагается, что косвенное ограничение конкуренции со стороны иностранных производителей может ускорить экономический рост в стране, снизить безработицу, при необходимости «перезапустить» экономику, находящуюся в состоянии кризиса или депрессии.

Традиционным объектом обвинений в ведении валютных войн является Китай, жестко управляющий курсом ренминби к доллару и, по мнению американских властей, удерживающий этот курс на слишком низком уровне для обеспечения роста объемов экспорта китайской продукции на мировой рынок.

Примером благотворного влияния девальвации на экономику страны могут служить события 1998—2000 годов в России, когда кратное одномоментное падение курса национальной валюты вызвало бум в экономике: после падения ВВП на 5,3% в 1998-м он вырос в 1999-м на 6,4%, а в 2000-м – на 10% (год к году, в реальных ценах). Данная девальвация не была искусственной, сознательно вызванной руководством страны, тем не менее ее результаты демонстрируют эффект, которого пытаются добиться во время валютных войн.

C июля 2008 по февраль 2009 года Россия произвела осознанную девальвацию рубля, подкрепленную, впрочем, объективными рыночными обстоятельствами: курс доллара к рублю за это время вырос на 55%, евро – на 27%. Министр финансов РФ Алексей Кудрин отмечал по итогам девальвации, что при снижении курса национальной валюты экспортеры получают возможность увеличить свои доходы. Себестоимость продукции в долларовом выражении становится ниже, и она становится более конкурентоспособной. При этом импорт становится дороже, его объем сокращается, и приходится тратить меньше валюты на импортные товары. Все это выправляет платежный баланс.

Термин «валютные войны» вернулся в активный оборот во время кризиса мировой экономики в 2007—2010 годах, когда представители стран начали обвинять друг друга в преднамеренном снижении курсов валют. Так, действия США, включая программы количественного смягчения, привели к снижению курса доллара по отношению к корзине основных мировых валют примерно на 20% в период с конца 2008 по середину 2011 года. Также из-за действий США пострадали развивающиеся страны: доллары хлынули на их рынки, подняв курсы национальных валют. В результате опасения и недовольство этих стран в сентябре 2010 года озвучил министр финансов Бразилии Гвидо Мантега, использовавший в своей речи термин «валютная война». С другой стороны, стоит заметить, что перед тем, как укрепиться на 30% в 2009—2010 годах, бразильский реал пережил более существенную и быструю девальвацию в 2008-м.

В более позднее время различные действия по защите своих валют от сильного укрепления предпринимали Швейцария и другие страны. В период с октября 2012 по февраль 2013 года значительную девальвацию, поддержанную действиями Центрального банка, пережила японская иена, потерявшая 17% стоимости по отношению к доллару. Этот шаг Японии активно обсуждался финансовыми властями развитых стран, в результате чего они заявили о недопустимости искусственного снижения курса валют и приверженности руководства крупнейших экономик мира принципам свободного ценообразования на валютном рынке. Аналитиками это заявление было расценено как неофициальное объявление перемирия в ходе валютных войн.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector